О домашних животных или любите ли вы кошек так, как люблю их я

Вы любите кошек? Я — не очень. Я Собака по гороскопу, и эти животные мне вообще не близки. Но однажды мне принесли котенка. Вот такого…

Кажется, приятель решил меня порадовать и удивить, и к нам в  дом пришло вот это!

— Какой ужас! — сказала я, увидев это существо. Оно было лысым, горячим, меленьким и бархатистым. Сзади к нему прилагался длинный крысиный хвост, а впереди были локаторы, которые потом, при ближайшем рассмотрении,  оказались ушами.

«Какой ужас!» — подумал котенок, глядя на меня, и его лоб прорезали длинные продольные морщины. Я ему не понравилась. 

— Его будут звать Мутабор! — сказал Рома и подергал котенка за ухо. Мутабор посмотрел не него с презрением и уполз под кресло. Мутаборить.

Я сразу согласилась — Мурзики, Барсики и Василии тут не годились вообще. Котенок был именно Мутабором, что бы это слово не означало.  Через некоторое время мы начали называть нашего  парнишку Борей, потому что Мутабор — этор было слишком пышно.

  — Борис, ты не прав! — говорил Рома, когда животина прыгала к нему на клавиатуру компьютера. Борис презрительно щурился и уходил. Сбросить его на пол как обычного кота рука не поднималась ни у кого.

— Дорогие россияне! — глумилась Танька, приходя к нам в гости.

Детей — тогда им было лет по пять-шесть — он не уважал и ни в грош не ставил.

— Боря, Боря, пойдем играть! — кричала Алена, показывая ему игрушечную мышку из магазина. Борис фыркал и удалялся.

Он всегда вел себя с достоинством, даже когда его тошнило в машине. Мы брали кота  с собой на дачу, и он не очень хорошо переносил дорогу. Но как при этом держал головку!

Рома извинялся перед ним за свою резкую манеру езды.  Соседский кот, увидев медленно выходящего из машины Борю, просто обкакался. Я серьезно. «Ебжетвоюмать!» — было написано у него на одноухой роже, а сзади из него выпадали плоды жизнедеятельности. Борис посмотрел на него и пошел нюхать пионы.

Потом он сгорел под солнцем, и я мазала его своим кремом для загара с каким-то там коэффициентом за полторы тысячи рублей. Попытки намазать дешевой сметаной Боря отверг категорически.  Процедура ему понравилась, и он подставлял мне обгоревшие бока. Живот тоже пришлось намазать, хотя он был белым и мягким.

  Спал он исключительно у меня на голове. Иногда перебирал лапами пряди и вздыхал — наверно, ему хотелось, чтобы они были подлиннее и погуще. Мне тоже этого всегда хотелось, но что выросло, то выросло.  Когда Рома пытался погладить меня по голове, Борис так на него смотрел, что муж отдергивал руку, как ошпаренный. «Ну ты ж смотри, сволочь какая!» — бормотал он тихо, потому что бранных слов Борис не одобрял.

Нам сильно повезло,что мы обзавелись детьми до появления у нас этого поборника нравственности, потому что никаких вольностей это существо с нравами  викторианской эпохи   просто не допустило бы. Приходилось закрываться или прятаться. 

Вставал Борис в пять утра и требовал обильный и разнообразный завтрак. Все мои попытки объяснить, что можно бы завтракать не индивидуально, а вместе со всеми, и начинать хотя бы с семи утра, отметались как несостоятельные.

Приходилось вставать и идти на кухню, матерясь сквозь зубы, чтобы он, не приведи Господь, не услышал. Однажды на даче он увидел крысу. Я выдвинула ящик комода во время весенней уборки, а там она…Я крыс не боюсь, но и особо не приветствую, слава Богу, после того, как мы перестелили в доме полы, их больше не было. Но тогда — и снова здравствуйте!

Я позвала Борю в надежде, что крыса испугается и убежит, а то она сидела в ящике и таращилась на меня, явно не собираясь никуда уходить вообще. Боря подошел. Он посмотрел на крысу, а крыса посмотрела не него. Я так думаю, что она не поняла, что это кот. Она решила, что это Боря ее родственник, например, по отцу. Дальний. И обрадовалась.

Что решил Боря, я не знаю, он потрогал ее лапой и ушел. Тогда я позвала Рому. Что там происходило дальше, я не видела, судя по звукам, что-то типа «Георгий Победоносец убивает змея верхом на коне». Поскольку я не терплю насилия, я предпочитаю избавляться от неугодных мне личностей чужими руками. Наверно, в прошлой жизни я была Екатериной Медичи — дарить зОвистникам отравленные перчатки прямо мое! Я бы даже брызгала на них своим любимым Трезором — корчиться в муках в атмосфере верхних нот  ананаса, сирени и персика…что-то в этом есть, согласитесь?

На даче отравленных перчаток у меня не было, пришлось звать мужа. Он парень простой, дал по башке лопатой, и все дела. До свиданья, крыса! 

Борис прожил у нас лет шесть. А потом он полюбил! Он полюбил какую-то совершенно неподходящую ему особу, которая сидела на дереве возле нашего окна — тогда мы жили на первом этаже. 

Сначала они просто смотрели друг на  друга, а потом Боря решил привести свою женщину на нашу жилплощадь. Я категорически возражала, и придала ей для ускорения вращательное движение.

Тогда он ушел к ней. Сначала он уходи ненадолго, исключительно для удовлетворения физиологических потребностей, а потом, открыв для себя, видимо, прелесть свободной любви (это вам не вязка по расписанию), однажды просто не вернулся.

Злые языки говорили, что он «дотрахался». Это были  Рома и мой папа. Папа Борю не любил и называл его «уродом» и «выродком рода кошачьего».  А еще говорил, что это генетический сбой.

А добрые языки — я, Алена и Жена — считали, что он полюбил и ушел.  Потом мне кто-то говорил, что Боря поселился вместе с избранницей у ее хозяйки в соседнем доме, но я не проверяла — мы как раз переезжали, и у нас появилась Шарли. Тонкие движения души ей недоступны, а пасть у нее объемная, три сфинкса влезут запросто, так что  встречу с ней Боря просто не пережил бы, я уверена.

  Мы потом пытались взять другого котика, уже в новую квартиру, но Шарли эту идею активно не одобрила. Потрепанный котик был высушен от ее слюней и отдан хорошим людям.

Так что с котами я как-то не очень близка.

comments powered by HyperComments